Работа и поиск работы. Вакансии и резюме. Рынок труда: анализ, информация, статистика.

<<- Следующая статья:
Выпускники ПУ № 89 у работодателей нарасхват.
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Ольга МАЛЬЦЕВА: «право на должность доказываю постоянно»

Ветра и солнца брат…

Дата публикации 13.03.2010 Санкт-Петербург

Еще лет двадцать назад профессия геолога была в числе самых популярных среди молодежи. О первопроходцах земных недр снимали кинофильмы, им посвящали песни. Осталось ли что-то от былой романтики? Идут ли молодые люди в эту профессию и каковы их перспективы? Эти вопросы корреспондент газеты «Вакансия» задал начальнику партии экономики и разведки полезных ископаемых ФГУП «Севзапгеология» Алексею БЕЗУКЛАДНОВУ.

– Алексей Алексеевич, традиционно считается, что российская кладовая недр – это Сибирь, арктическое побережье. На Северо-Западе геологам есть чем заняться?

– Безусловно. К примеру, большой объект – Шайдомское месторождение, разведанное в Карелии. Там обнаружены запасы строительного камня. Это позволит открыть сразу два завода: один – по производству щебня, песка и песчано-щебеночных смесей, другой – по производству обогащенных заполнителей для композиционных строительных материалов. Второе предприятие будет уникальным: такое сырье у нас практически не производится – оно дорогостоящее и завозится из-за рубежа. Это перспективный объект на основе передовых технологий. Тем более что обеспеченность Шайдомского месторождения запасами очень высокая, на десятки лет.

– Выходит, геологи сами трудятся и создают новые рабочие места?

– Ради будущих разработок и отправляемся в экспедиции. Кроме того, с нашей помощью сырье получают действующие предприятия. Так, в Архангельской области недавно открыли крупные месторождения гипса в интересах компании «Кнауф». В Сланцевском районе Ленинградской области провели разведку цементных известняков – сырья для завода «Цесла».

– Как вообще формируется геолого-разведочная партия? Какие профессии наиболее значимы?

– Прежде всего геологи. Есть своя градация: геолог второй, первой категории и ведущий. Есть техники-геологи. Плюс топогеодезисты – они тоже входят в состав партии, хорошо оснащены технически.

Сама разведка длится от 3 месяцев до трех лет в зависимости от объема. Одно дело – небольшой песчаный карьерчик и совсем другое – крупное месторождение гипса или сланцев. Полевой сезон буровых работ – от 1–2 недель до 3–5 месяцев.

– Есть ли у геологов своя специализация?

– Разве что гидрогеологическая партия, занимающаяся разведкой источников воды. По твердым полезным ископаемым специализации нет. Есть, правда, еще партия тематическая. Название говорит само за себя – ее специалисты выполняют различные тематические работы: исследования, картирование (прогнозные, геологические, геолого-минералогические карты) и пр.

– Наверное, геологам в основном приходится идти туда, где еще не ступала нога человека?

– Конечно, в большинстве своем места глухие. Тот же восток Архангельской области. Где можно проехать – движемся на имеющемся у нас канадском вездеходе, но чаще пешком. Как-то пошли с немецким коллегой Мартином Хольцапфелем по азимуту в тайгу, километров десять по прямой… Сплошные болота, буреломы, вверх-вниз. Для него это было экзотикой. В Германии он по асфальту на «Мерседесе» подъезжает к месторождению, обедает в ресторане, ночевать – в гостиницу. К слову, за рубежом у крупных фирм своя геологическая служба. По этому пути идут и наши компании «Газпром», «Алроса» и др. Трудоустроиться туда – большая удача.

– Несколько лирический вопрос. По фильмам помним, что венец труда тех, кто ищет нефть, – фонтан, бьющий из земли. А что для вас является свидетельством очередной трудовой победы?

– У нас все довольно буднично: утвердили разведанный и оформленный запас – вот и успех. А саму по себе видимую красоту не так часто находишь. Хотя в той же Архангельской области нашли гипсовые скалы – впечатляющая картина даже для меня, не одно десятилетие проработавшего в геологоразведке и повидавшего немало. По 15–20 метров чистого гипса – настоящий подарок природы.

– Вы много лет в профессии и, наверное, лучше, чем кто-либо, знаете, какими качествами должен обладать геолог? Не только ведь тягой к романтике…

– Увы, сейчас романтики стало поменьше. На первом плане заработок. В свое время наши ребята, неплохие геологи, разбежались кто куда: в торговлю, в бизнес... Если ведущий геолог получает 12–16 тысяч рублей, то комментарии излишни. Иногда есть небольшие премии, но они погоды не делают. Прежде платили за первооткрывательство, но теперь первооткрывателями считаются не геологи, а недропользователи – фирмы, за чей счет выполнялись работы. Это на их усмотрение: поощрять нас или нет. К примеру, компания «Кнауф» выплатила солидную премию. Впрочем, в том же успешном 2008 году были неплохие заработки, вполне можно жить.

– И все-таки приходит в геологию молодежь в последние годы или нет?

– Да, пришли к нам несколько молодых ребят, в основном из Горного института, некоторые даже еще не окончив его. Нет среднего возрастного звена, поэтому нам, ветеранам, надо успеть передать свой опыт молодежи.

– Для меня удивительно, что конкурс в Горный институт и на геофак СПбГУ весьма велик, а у вас кадров не хватает! Куда же идут работать выпускники?

– Приведу пример. У меня на практике было два студента, на которых я рассчитывал. Но, получив дипломы, они организовали свою фирмочку и торгуют мясом, еще чем-то… Некоторые рассуждают так: главное – получить диплом (пусть и за государственный счет), а там посмотрим. Хотя, повторюсь, сейчас отношение меняется.

– О трудностях мы поговорили, а что все-таки самое приятное для геологов?

– У каждого свое. Меня и многих моих товарищей привлекает сама специфика работы. Ты в лесу, в тайге, всегда на свежем воздухе. Геология достаточно интересная наука. Нет двух одинаковых месторождений, самих минералов огромное количество! Спускаешься в карстовую воронку на глубину 9–10 метров, а там удивительные пещеры – до тебя там никто не был. Это интересно, запоминается на всю жизнь.

– Заглянем в будущее: каковы перспективы у профессии геолога?

– Уверен, что наша профессия не умрет никогда. Как бы ни модернизировали экономику страны, все равно роль сырьевой составляющей будет велика еще долго. В одной популярной песне есть слова: «Держись, геолог, крепись, геолог, – ты ветра и солнца брат». Вот и сейчас надо продержаться, пережить эти не самые лучшие. Пройдет кризис, и спрос на услуги геологов возрастет: земные недра нас без работы не оставят.

Николай ЗЕНИЦА






<<- Следующая статья:
Выпускники ПУ № 89 у работодателей нарасхват.
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Ольга МАЛЬЦЕВА: «право на должность доказываю постоянно»








За содержание частных объявлений администрация сайта Вакансия.ру ответственности не несет
Rambler's Top100