Работа и поиск работы. Вакансии и резюме. Рынок труда: анализ, информация, статистика.

<<- Следующая статья:
Счастье среднего возраста
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Надежный партнер для Политехнического

Под какую музыку лучше заниматься наукой?

Дата публикации 24.02.2014

На страничке ВКонтакте у Филиппа БАРСКОГО из Москвы обозначено два вида деятельности – музыка и психология. По мнению моего собеседника, сочетается то и другое как нельзя лучше…

– Музыкой я увлекаюсь с детства. С учительницей по фортепьяно я, правда, занимался в общей сложности всего год. В двенадцать лет у меня появился первый синтезатор. Значительно позже, в двадцать пять, приобрел маленькую кельтскую арфу. Услышал ее в записи на кассете и почувствовал – родное. Сам освоил и арфу и многие другие инструменты.

В начале девяностых стал писать музыку при помощи компьютера. Мое общение с другими музыкантами было тогда в основном виртуальным. Виртуально же мы создавали совместные проекты, издавали альбомы, распространяли их по компьютерным сетям.

Затем выходцы из этого компьютерного музыкального андеграунда открыли компанию по созданию музыки для компьютерных игр и приложений. И я стал выполнять их заказы.

Эта работа выглядит так. Композитору присылают ролик с фрагментом игры, описание и требования к характеру музыки и техническим характеристикам. Помимо собственно таланта сочинительства от него требуются в том числе навыки звукорежиссера и программиста – нужно уметь работать с микрофонами, предусилителями, учитывать размер звуковых файлов, их форматы. Например, в некоторых случаях нужно рассчитывать музыку на различные скорости воспроизведения, которые зависят от темпа игры.

От музыки иногда требуется покадровая синхронизация с тем, что происходит на мониторе. События в игре могут развиваться по разным сценариям. Соответственно нужны разные варианты развития музыкальной темы. То есть композитор создает разные аудиокусочки (модули), из которых складывается та или иная музыкальная конструкция.

В некоторых случаях музыка может быть многоуровневой. Например, идет герой (звучит подложка – основная тема). Появляются враги (на подложку композитор накладывает, допустим, барабаны). Если герой вступает с врагами в битву, звучит тема битвы. Убегает – тема бегства.

В девяностые я часто программировал электронную музыку на обычной компьютерной клавиатуре. В двухтысячных начал записывать живые инструменты – перкуссию, дудки, струнные (гусли, цимбалы, арфа), создающие этнический колорит. Ко мне ради этого и обращались. Просто запрограммировать музыку на компьютере может масса народу.

Сегодня этой работой занимаются как профессиональные, так и начинающие музыканты. Заработки могут быть совсем ничтожными – допустим, 150 долларов за заказ, над которым ты просидел десятки часов. Пару раз у меня покупали долларов за 50 уже готовый музыкальный фрагмент – побочный продукт сочинительства.

В наиболее серьезных проектах я мог заработать до 300 долларов за несколько вечеров. Самый интересный проект, для которого я писал музыку, была «Магия крови» с кибердраконами, волшебниками и так далее. Сам я, кстати, в эти игры не играл – не хватало мощности компьютера.

Однако в творческом плане создавать музыку для игр забавно, но не более. Требуется развлечь игрока и при этом не отвлечь его от содержания игры. В таких рамках настоящему искусству не уместиться. Я всегда хотел заниматься живой музыкой, поэтому потихоньку осваивал кельтскую арфу и другие инструменты, а проекты с компьютерными играми сошли на нет.

С начала двухтысячных в Москве стали появляться чайные клубы. Друзья меня стали приглашать в них играть – для того чтобы посетители могли попить чай под этнические мотивы.

Шесть-семь лет назад это было для меня еще не очень серьезным делом. Ты сидишь, импровизируешь на разных инструментах в свое удовольствие. Один или в компании с коллегой. Отыграли сорок минут, отдохнули, попили чай, поболтали. Поиграли еще сорок минут – и домой. В чайном клубе у меня некоторое время была база – я держал там инструменты, звуковую аппаратуру. А те 500–1000 рублей, которые заплатят за вечер, – приятное добавление. Но потом это закончилось, и я стал выступать со своей музыкальной программой и с различными коллективами.

Последние года три я выступаю с концертами, на которые продаются билеты. Концерты проходят и в тех же чайных клубах, кафе, и в небольших залах, галереях, театрах. Чаще они сами выходят на меня или моих друзей, с которыми мы вместе играем. За концерт небольшие кафе платят в среднем по 2–4 тысячи на человека. Сольный концерт в небольшом зале в несколько раз выгоднее с финансовой точки зрения. Иногда я выступаю бесплатно или с благотворительными целями.

В месяц я участвую в трех-четырех концертах, иногда больше, в зависимости от сезона. Иногда меня приглашают выступать в другие города или на выезде. В этом случае, поскольку организаторам приходится оплачивать дорогу, чаще это мои сольные выступления. За последний год я объездил с такими разовыми гастролями городов пятнадцать.

Для рекламы концертов я почти ничего не делаю. Вывешиваю только объявление на страничке ВКонтакте. У меня там порядка двух с половиной тысяч друзей. Для того чтобы набрать такое количество, я тоже специальных усилий не прикладывал – людей привлекают записи с моими (или нашими) импровизациями, которые я размещаю на страничке.

В то же время у меня есть «нормальная» работа. Она тоже любимая. Я окончил факультет психологии и аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию. Уже больше десяти лет я занимаюсь наукой в НИИ и периодами преподаю – не больше пары занятий в неделю. Преподавателям-совместителям в наших самых известных государственных вузах платят, стыдно сказать, несколько тысяч рублей в месяц. Но благодаря этому у меня, кроме престижа, появляется выход на студентов-дипломников, с которыми я могу сотрудничать как научный руководитель.

Ставка научного сотрудника в НИИ – 10–15 тысяч. А вот если в лаборатории толковый начальник, лишнюю тысячу долларов можно заработать на грантах.

Прелесть научной работы заключается в том, что, во-первых, ты сам влияешь на выбор темы, которой занимаешься, а во-вторых, ты не должен высиживать в офисе или лаборатории с 9 до 18. Ты приходишь в НИИ только за тем, что можешь сделать только там, – на заседание, лекцию или встречу.

Иногда ты отправляешься куда-нибудь на конференцию и можешь пробыть там с 9 утра до ночи. Случаются относительно длительные командировки. Бывают также периоды срочной работы, когда приходится сидеть за статьей дома днями и ночами. Но потом обязательно наступают периоды затишья. Да и вообще, в целом ученый сам выбирает, чем и в каком ритме заниматься. Кто-то сосредотачивается на каком-то одном направлении. Но что касается меня, то я бы просто озверел, если бы все время проводил за компьютером. Или с утра до вечера преподавал.

Совмещать музыку и науку довольно удобно. Например, я могу совмещать командировки и небольшие гастроли. Сидя в поезде, я, как правило, работаю за ноутбуком. Так что одно другому не мешает, а помогает. Смена деятельности подпитывает меня и позволяет работать более продуктивно.

Василий ТАХИСТОВ






<<- Следующая статья:
Счастье среднего возраста
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Надежный партнер для Политехнического








За содержание частных объявлений администрация сайта Вакансия.ру ответственности не несет
Rambler's Top100